КОРОТКИЕ ИСТОРИИ

***

Бомж достает из мусорки смятый стаканчик, наливает туда воды и ставит в него выброшенную кем-то сорванную цветущую ветку. 

***

Чеченец на Московском вокзале, в ужасе смотрящий на бабушку на паперти: «Бабушка, вставайте, а! Я вам помогу, расскажите что случилось у вас?». Переношенное лицо бабули, сквозь зубы: «иди отсюда, а». 

***

Два человека-плаката «Комиссионка» и «Ломбард» взявшись за руки уходили с площади в арку. 

***

Исходящие: бабуля - 1.12 мин, Юлька - 45.44 мин.

***

«Ты вообще - баг программы» - с детства слышал от мамочки и старался быть незаметным и спрятаться, особенно, когда она опять рассказывала кому-то эту историю. Как удалился с компа диплом накануне ее защиты, ничего было не восстановить, как она пошла тогда рыдать к другу, как он ее успокоил, как родился в итоге никому не нужным. Как ей не надоело рассказывать. 

***

Бабушка-почти-перформер в метро, которая громко пристала к мужику: «У вас такая хорошая, красивая женщина, но ей, конечно, не повезло», оглядывая его с ног до головы.

***

Случайный вопрос от Сири: «Как я могу помочь? Продолжайте, я вас слушаю». И от этого «я вас слушаю», вдруг расплакался как девчонка посреди улицы. 

***

Мужчина проверяет список дел в блокноте: взять паспорт, красный чемодан, звонить ей все утро - всё, что успела подглядеть. 

***

Плохослышащий человек с аппаратом молча смотрит на друга, радующегося новым наушникам с функцией «шумоподавления».

***

Официант безнадежно говорит: «Если что меня зовут Алексей» уткувшимся в айфоны и автоматом после работы откликается в метро на «молодой человек!»

***

Разговаривать с ним, нервничать на него, любить, плакать, трогательно прощаться, чувствовать себя брошенной, дрожать от холода, говорить с ним о ерунде и самом важном - этот льющий всю неделю дождь стал, оказывается, очень близким. 

***

«Камера невостребованного багажа» напротив молодого человека, уже час кого-то ждущего с цветами в руках. 

***

На тротуаре, в ожидании зеленого. Мужчина прощается по мобильному, улыбается и вслух: «Как хорошо, когда есть кому позвонить». Я чуть не заплакала.

***

Стаканы заблестели без солнца. Самодостаточные вещи.

***

С красоткой девушкой на шпильках под руку по улице парень-промоутер в костюме огромного голубого слона. На странную пару пальцев, фотоаппаратами, а они друг в друге.

***

Мужчина с татуировкой «Разлука» работает в аэропорту на досмотре.

***

Уличный оркестр играет в час пик у Ломоносовской. Шесть человек в минус четырнадцать, у каждого – свой инструмент и причина быть здесь вечером. Слаженная работа, понимание с одного кивка, руки без перчаток. Улыбка трубача прохожему, потухший заебанный взгляд – в ответ. Вокруг гопота и декабрь. А музыка забирается за шиворот и не отпускает до самого дома.

***

Трамвай несся по Лиговскому и укачивал контролера, что-то самозабвенно рисующего на большом листе, что скорее всего никто никогда не увидит, а там, наверное, на целую выставку уже.

 ***

«Я угасаю в своей огромной для меня и будто продырявленной, до холода в  пальчиках, квартире. Настолько холодно здесь и шумно вне. Даже живущая со мной муха - сдохла», но удаляешь, конечно, и мама на диване в твоем родном городе читает: «Да нормально дела, все ок, как ты?».

Разбрасывается собой – поет, играет, ставит свои же песни в машине, показывает клипы и будто нет, ничего кроме.  Он жаждет славы, говорит об этом вслух и этим – подкупает.

***

Мужик выносит плиту на помойку, тщательно моет поверхность, вставляет конфорки, любовно обтирает, оставляет и, оглядываясь, уходит. Двое через пару минут молча оттаскивают и запихивают, разбивая духовку, в грузовик с металлоломом. 

***

Ты можешь швырять в него гранатами, долбить из пулемёта, пытаться пробить железным ломом, но если ты знаешь всего одну, одну маленькую точку  (есть обязательно - технология), ты можешь разрушить это пуленепробиваемое бронированное стекло, прикоснувшись к точке иголкой. Совсем как про человека.

***

Напротив «Нового завета» - «Белый конь аппокалипсиса» и их читатели в метро.

***

Мальчик в поезде спрашивает "А что такое перестройка?", "Что такое блуждание?" и старательно записывает значения в свой блокнотик.

***

С утра, не проснувшись, стоя над струей воды зачем-то 5 минут пытаешься вспомнить имя главного героя сериала «Клон, а уже на улице, налетая на человека с мороженым, вдруг оно приходит и едешь в метро и улыбаешься как дурак.

 ***

Заходя каждый раз домой, она благодарит своего внутреннего «бойца», что привел, защитил, не испугался крыс у подъезда, дебильного громкого «мяу» от прохожего. Привел в целости, как большой сильный взрослый – маленького ребенка.   

 ***

Никто не знал об ее этом странном друге из 6А. Да и разве кому признаешься, ты, выпускница?  А он писал настоящие письма обо всякоразном, жаловался, удивлялся, хвастался, замалчивал о том, что стыдно. И как-то однажды: «Приезжай! У нас будет в актовом зале во вторник репетиция сценки и я там выношу стул». Она, конечно, не пришла. 

 ***

«Утро, встреча, браслет, тюльпаны, встреча, парк, жду звонка, чай на скамейке, меня фотографируют, немного страшно, но сажусь за руль, очень вкусный обед, жду звонка, разговоры, аттракционы, мороженое, жду звонка, быстро собираюсь - платье или.. какая уже разница? Звонок». 

 ***

Бомж прихорашивается в зеркальной витрине бутика, разглаживает бороду  аккуратно убирает расческу в карман.

***

Пожарная машина тушит надпись «Горящие туры».

 ***

Поступившее смс от Убера: «Я подъехал», понимание в такси, что водитель слабослышащий и переписка в пути о том, как дела, что погода сегодня теплая и пожелания доброй ночи.

 ***

Третий лишний

Он забывал забрать его из гостей, однажды чуть не потерял на вокзале и до сих пор с болью и стыдом вспоминает, как возвращался наутро в бар, спрашивая, морщась: «Здесь, да?..». Он вечно мешался в супермаркете, а уж сколько всего было пролито и разбито, конечно, не без участия. Оставлять в машине или брать с собой, когда тут буквально три шага - было вечной проблемой. Он часто думал во что же он вляпался и за что ему это все.

Читал всякие форумы, наслушался советов, один раз даже сходил в церковь. Прилично накачал руки, почти преодолел страх уронить, в любую погоду нарезал круги по кварталу. Научился просить помощи и не обижаться на друзей, которые теперь, конечно, никуда не звали. Похудел и иногда чувствовал себя героем - не меньше.

Смирился, приспособился, стерпелся, сросся, почти привык и неожиданно вечером понял, что теперь (наконец?) они могут справляться сами. Прежний уровень свободы восстановлен. Ноги зажили, костыль стал лишним.

***

Заставленный балкон

Валя не стал ничего говорить маме. Папе тоже решил соврать. «В школу все равно не позвонят», но что-то свербило внутри, заставляло краснеть и злиться, когда вдруг опять вспоминал. Первое время прибегал домой и снова начинал искать - под шкафами, кроватью, даже холодильник однажды почти отодвинул. Решил, что, наверное, где-то в подъезде и можно забить.

Весной, убираясь на заставленном балконе, мама вдруг как-то странно позвала его: «Валька..». Черепаха была еще жива и барахталась в маминых руках. Он убежал, бросился на кровать и заревел, как маленький. Мама присела с краю и долго держала одну руку у него на спине.

 ***

Из пены морской
Час, как проснулась, до сих пор не позавтракала. 22 открытых вкладки и пятьдесят вариантов. «Надо, наверное, выбрать самый добрый. О, еще один - Новой Эры. Мда, тут тоже все как-то грустно: «Вы не в состоянии помочь себе рассмотреть суть своего пути». Короче, вернусь к Фрейду, он, в отличие от Миллера хоть обнадеживает. И пора вставать уже».
Сонник Миллера: «Выйти из пены морской во сне — символизирует нежность отношений, романтическую влюбленность, которая скоро вас посетит и привнесет в вашу жизнь море неизведанных ранее эмоций».

 ***

Фасад

Он бежал из последних сил, почти взвизгивая от страха. Сердце колотилось, заглушая любые звуки. Очутившись в центре двора, он чуть не задохнулся, не веря - бежать больше было некуда. Трое из пяти были уже совсем близко.

Экскурсионная группа с другой стороны здания, слушая гида, всё фотографировала фасад. 

 ***

Второе дыхание

Не открывая глаз, она прислушивалась. Гул машин за окном, скрипящие полы соседей сверху, лифт на лестничной клетке - все привычное, казалось, стихло. Боясь шевельнуться, ловила мгновение, пытаясь дышать в унисон. Сегодня он впервые остался у нее. 

 ***

Годовой запас счастья
Он бунтовал, привлекал внимание, выплескивал недовольство, сердился, беспрестанно подавал сигналы и почти отчаялся. Неделю назад все изменилось. Спокойный и радостный, он приветствовал О, Е, Н, В6, РР, А и С. Годовой запас счастья восстановлен. Спасибо, хозяин. 

***

Бывший когда-то самым модным и дорогим на районе, дом за углом с трещиной посередине и пустующей будкой охраника перед воротами, впускает сегодня греться прогульщиков и слушает музыку лифта по ночам. 

***

Почти звезды - под возгласы: «Это надо снимать!», двое в форме сквозь предновогоднюю толпу у торгового центра уводили нарушителя-торговца, держа связки воздушных светящихся "вещдоков" над головами. 

 ***

Первый раз
Таня металась между зданиями. Мама, как всегда, не слышала телефон, интернета, назло ситуации, не было. Проспект Металлистов оказался огромным лабиринтом из многоэтажек. Прохожие ранним утром были серыми и злыми, подходить спрашивать дорогу она побоялась и растерянно стояла на остановке. «Блин, ну я как всегда. Надо успеть до 12, пойду искать так, чего теперь» - подумала Таня.
Дойдя до конца строения 3/5, решила заглянуть во двор.  Поеживаясь от мороза, зашла в неприметную дверь и сразу поняла, что вот оно, счастье - очередь из пятнадцати человек подсказала, что она на верном пути. "- Кто последний?" - робкий вопрос. Десять минут ожидания и можно возвращаться.
Паспорт вручили буднично и торопливо. Выйдя на улицу, она все еще держала его в руках и несла довольно и гордо, свой законный, свой первый серьезный документ. 

***

Из 12 месяцев, он был бы, наверняка, самым мерзким щетинистым мужиком с хабариком в руках, в телогрейке и на кортах. Каждый год этот месяц хочется просто вырезать из календаря, такой в нем непроглядный ноябрьский туман.

***

На одной станции метро в одно и то же время: смеются, спят, плачут, побираются, спешат, ждут - целая выставка эмоций.

***

Первый пост гражданина с активной гражданской позицией: «Добрый день всем! И, пока у меня не забрали телефон, я веду свой блог из КПЗ №34».

***

Продавцы уже начинали прятаться, когда видели, что он входит в дверь. Пятый возврат за неделю.

***

- Знаешь, какой самый популярный комментарий, а главное, конечно, неожиданный? Вот каждый раз, кто-нибудь обязательно: «А почему медный-то? Он же из бронзы, я читал». Ладно, черт с ним. Заводи пока, свободное время у них кончилось, пойду собирать. Уважаемые господа туристы!

Тушит сигарету о монумент.

***

Проверив смску, пересчитал деньги под светом фонаря перед встречей. Сверившись с суммой усмехнулся, глядя купюры. «С тебя пять хабаровских». Торопливо набрал в ответ: «При мне, я на месте».  

 ***

Последняя ночь на съемной квартире. Минутка слабости: погасили свет и включили подаренный когда-то светящийся шар, смотрели на проекции этих сердечек и звездочек. «Вот можно было бы так спроецировать и посмотреть все, что было в этих стенах!». Сложили все, успокоились. Особое умение слать себя на хуй и спокойно собирать вещи, запаковывать коробки, снимать все со стен, закрывать дверь , чтобы не возвращаться. Более двух десятков съемных квартир научили не привязываться. Забытая посуда, открытки, наклейки навсегда остаются в чужих жилищах. Новый переезд, новая комната, соседи, новое «надо» в налаживании всего этого и обустройство чужого во временное свое. По пути в новый дом недоверчиво осматривать окрестности, чтобы знать куда потом будет больно возвращаться.

 ***

«Тебе удалось сегодня причаститься?»

«Слава Богу да»

«Спаси Госпади»

выплывает на экране стоящей прямо передо мной женщины в маршрутке. Еще остановку внимательно читается группа вконтакте «Матушки» и аккуратно проставляются «+» в комментариях к «Молимся за раба Божьего». 

***

Босой человек на улице оборачивает прохожих, почти мгновенно укутывающихся поплотнее в шарфы.

 ***

На концерте:

- Ты снял?!

- Я смотрел.

 ***

Бросив ключи на комод, села на стул в прихожей и расплакалась. Надо было дособрать вещи и уходить. В голове все вертелась эта дурацкая фраза, поиграли, называется...   «Давай придумаем, из-за чего мы могли бы поссориться?».

***

Телефон постоянно обрывает сон звонками в коммунальной квартире, но они так и остаются неотвеченными. Всем плевать.

 ***

Двое шли совсем рядом - без диалога, комментариев, вопросов. Двое - молча. Удивительная редкость. 

 ***

Вторую ночь слушала кашель бездомного за стенкой от кровати. Укутанного в зеленый плед и спящего на лестничной клетке, завтра утром она снова обязательно заденет его, открывая дверь.      

 ***

Десятки людей по пустому перрону вдоль пустых рельс. Скоро подъедет. 

 ***

Аэрофлот. Бизнес-класс. 

Папа протягивает мальчику плед, стюардесса приносит воду, сок. Ребенок недовольно: «А игрушки дадут?.. » - ждет пару секунд. «Понятно» - недовольно закатывает глаза и как взрослый отворачивается с тоской к иллюминатору.

***

Женщина-смотрительница в метро обращается к мужчине через громкоговоритель: «Сергей, а что это вы гуляете в рабочее время?»

***

- Ты красивая.

- И чё?

***

Смотрят помещение. На двери с мансарды маркером: «Господь вас охраняет».
Показывающий коворкинг: «Да, это включено в стоимость».

 ***

Спешно фотографирует мужчину в метро с золотой улыбкой во весь рот, готовясь к выходу. Говорит, что отправит  девушке в Ростов, что доехал, что один, чтобы «нэ рэвновала».

***

В модном клубе:

- Такой мейк у тебя интересный, круто смотрится.

- Я не накрашена. 

***

- Как вы работаете вместе?

- Как пауки в банке. 

***

Разве можно было поверить во все эти рассказы?

Взахлеб и с хриплым смехом - как один писал ей рэп спустя неделю знакомства, другой рванул стопом с юга и устроился билетером в Художественный, чтоб водить  в кино бесплатно. Что папа - профессор, соавтор конституции недолюбливал, конечно, обоих. Как заводила дружбу с патологоанатомом-оптимистом, помогала подружке открывать точку караоке, танцами снимала стресс, выгуливала собаку по кличке Антон в честь Чехова.  Иногда не нужно ничего придумать -- никаких друзей-персонажей как средство от одиночества, достаточно прийти в случайные гости, чтобы все эти истории, которые на самом деле - правда,  вдруг ожили в голове.  

***

Отписался ото всех СМИ, блогов, каналов, заблокировал новостные ленты, друзья велел заткнуться и отстать. Заказал пиццу. Звонок в дверь. Чуть не взвыл и начал дробить стену. В домофоне говорят о каких-то похищениях. 

***

Девушка-бармен с тату на пол руки: «Честность» оставляет чужое кольцо с раковины в кармане. 

 ***

«Все, я так больше не могу» - встает с кухонного стула. «Человеку, который будет готов слушать тебя всю свою биографию, нужно платить».

 ***

Хвастается перьевой ручкой, покупая пироги, говорит, что «Деньги - это не проблема», любит жену и говорит понравившимся: «Я влияю на людей, вот и на тебя тоже, ага». Хотел снять серию портретов, потому что он «лучший, кто ставит в этом городе свет», но «люди, люди пустые пошли», так что и снимать-то оказалось некого. 

 ***

Вывалившееся из сумки содержимое быстро написало на заплеванном полу ее портрет. 

 ***

Девичья группка как раз оттачивала движения - ноги на стул, медленно сползти, в такт музыке наклониться, «Вперед, раз-два, еще раз! Теперь без счёта!», когда толстушка вошла в танцевальный зал. В пестром сарафане, на ходу затягивая в «конский хвост» жидкие волосы, громкая хлюпая пляжными шлёпанцами по паркету, она неожиданно присоединилась к занятию. Резко выброшенный ею на середину комнаты стул, скинутая обувь, мгновенное копирование всего, что мы репетировали час. Она сразу заняла собой все пространство. Ни огромный живот, ни соседство с тонюсенькими «одногруппницами», ни опоздание  не мешали ей наслаждаться в этот момент музыкой, самозабвенно любить себя в танце и открывать стрип-пластику так, как я, по крайней мере, еще никогда не видела.                               

 ***

Без остановки, кааждый день. С машинами: «Проезжай уже давай!», пододеяльником, турникетом в метро, каждым встреченным коллегой, находя бумаги, заходя в банк или баню . Даже сны его были полны болтовни.

 ***

Она была очень красива, горда и бедна настолько, что не позволяла никому даже заподозрить.

 ***

Он вешался три раза. На третий никто не обратил внимание. Когда его не стало, все почему-то вспомнили ту притчу.

 ***

Оставила карточку с надписью «Люблю» у окошка покупки проездных. Кто-то улыбнется с утра.

 ***

Странный, лохматый, прячущийся в нашу пятиутреннюю встречу за сигаретами и чужими фразами. Он о себе: «лишний». Собирает стихи, фразы, записи умершей жены, воплощая их в виртуальный журнал и создавая будто ее двойника в нереальном пространстве. 

 ***

«А я, вот видите, даже в журнале есть - смотрите, какая хорошая статья «Шашлык у Аршака» -- гордо демонстрирует потрепанную страницу старый человек, полжизни прожаривший мясо, навсегда пропахший свининой, смешанной со сладковатым запахом уксуса. 

 ***

Пожилая пара, со смущением и робостью, подходящая к девушке за соседним столиком в кафе -- «Простите ради Боги, но вы нам так понравились! Вы замужем? Пожалуйста, извините, но могли бы вы записать номер нашего сына, он замечательный и вы такая чудесная, он нас убьет, если узнает, что мы тут.. Вот его телефон, найдите его в контакте, он художник, знаете какой! Пожалуйста, девушка, только позвоните ему сами, мы ничего говорить не будем, но вдруг что-то сложится». 

 ***

В метро резко хлопнул шарик. Как заулыбались люди, когда поняли, что это была лишь чья-то игрушка. 

 ***

Он нашел на столике чек на ее фамилию, а значит 19 минут она сидела именно здесь. Как такое возможно?                          

 ***

Парень в метро в костюме священника, женщина, улыбающаяся катящейся по полу бутылке вниз к рельсам, охранник, живущий на вахте в офисе с собственным телевизором и душевой кабиной на 12 кв.м., человек, спящий в своей комнате в надувной лодке, синяя борода хипстера в автобусе, отсылающая к страшной сказке -- ежедневные подарки для сюжетов не написанных никем историй.

 ***

Наблюдаю за другом и хочу, чтобы у него все было хорошо. Как это беспомощно - знать человека 10 лет, видеть его в паре и расстраиваться от невозможности передать его пассии какой он, как его надо беречь.

 ***

Старая собака растерянно стоит у арки, не видя слепыми глазами, что ее хозяин курит за углом. Пометавшись с полминуты, смирно садится и ждет, подрагивая от каждого движения калитки, бросается навстречу прямо в проем и зовет его, заболтавшегося с кем-то по телефону с таким отчаянным воем и безнадежностью, что даже калитка сочувственно подтолкнула в плечо недотепу. Он, опомнившись, быстро пристегивает поводок и мчится домой, надеясь успеть с девушкой в кино и не замечает обезумевшей от радости собачонки, переваливающейся на коротких лапках вдогонку. В ее растолстевшем к старости теле будто вновь ожила былая прыть, стараясь уткнуться в ноги спасителю, пес благодарно и старательно перепрыгивал одну ступеньку за другой, тяжело дыша, пытаясь поспеть за хозяином, чтобы больше никогда не терять его из вида. Ключ в замок, пакетик корма, воды, так, не забыть телефон, кошелек, «Ну, до вечера, подруга! А ты сегодня молодец, резво прогулялась!». Не успев отдышаться, собака бредет к миске с водой, а когда оборачивается - в прихожей уже никого нет. Корм до самого вечера так и остается нетронутым. 

 ***

Он ни разу не виделся с  соседкой напротив, но они все время устраивали что-то наподобие соревнования - чей коврик красивее, ящик - новее, вычурнее номерок на двери.

***

Управляющий супермаркета, чей телефон вечно разрывается, потому что номер висит у касс и они вечно обслуживаются меньше трех.

 ***

Никогда до сих пор не ставила вопрос веры ребром, выросла в секте, в ней же вышла замуж, но вот вдруг опять в голове появился вопрос, который несмело задал соседний мальчик тогда, в детстве, ей на проповеди: а вдруг все это - чушь собачья?

 ***

Все вечно взвешивал, сам почти никогда не принимал решений с тех пор, как уговорил ее сделать аборт.

 ***

В одном зале сидят такие разные люди, если знать чуть больше о каждом: с опухолью внутри, празднующие день рождение, потерявшая недавно близкого, обдирающая губы от зависти женщина и другая, впивающаяся в своего мужчину и демонстрирующая: мой. 

 ***

«Я не могу зарезать друга». Он вылавливал их и запускал в ванную, давал имена. Сазан по имени Федор плавал два дня, он с ним разговаривал и не мог потом ни выпустить, ни съесть.

 ***

Пережить почти целый роман за 15 минут с этим молчаливым таксистом - от взглядов робких, искоса, затем резкие развороты, злость на тех, кто подрезал и шумное: «Извините», короткое предложение ехать в объезд, а когда вышла - ожидание, что вернусь.

 ***

Слушать и завидовать, что хоть кто-то. Подвыпившая пара бомжей между собой: 

- А с каких пор у нас все хорошо?

- А с тех самых! Я те говорю, я уже осознала все, что нужно.

***

Громкое внезапное и такое искреннее: «Держимся!» от парня на Невском в дикий шквалистый ветер, выворачивающий зонты, в этот перманентный летний дождь.

***

Согласно моему соц. опросу таксистов, мужчин на первых свиданиях, соседок по больничной палате и случайных встречных в очередях, большинство из них не имеет татуировок и никогда не ходили к гадалкам, но верят во «все это».

***

Худенькая женщина, всего 46 кг в 39 лет жизнерадостно рассказывает целыми днями о таком, что даже в самой страшной российской чернухе застремаются снимать - от этих историй не скрыться ни за завтраком, ни перед сном, почти все 8 дней едино-палаточного больничного соседства. 

***

«Вы чувствуете - какой это прогон, своя квартира, целых 30 квадратных метров, зато своя! Да? Очередные скидки на сосиски, да это же сенсация! Берите кредиты, ставки ниже! На каждом шагу вас ослепляют, люди! Посмотрите на мир другими глазами!» -  вслух будто бы сам себе человек с одиночным пикетом напротив магазина, держа в руках плакаты: «Хватит потреблять!», «Жизнь - не супермаркет!». 

 ***

«Однажды наш дедушка зашел в заезжий цирк, ну знаешь приезжают шатром раз в лето, святая душа, думал, что бесплатно! и остался смотреть представление, так его никто не выгнал, вот добрые люди» - всегда, когда слышу от бабули эту историю представляю его, сидящего скромно на стуле в углу и радующегося, как ребенок, что увидел что-то новое, интересное. 

 ***

«Не могу тут больше» - неожиданный шепот по рации. Водителю такси стало неловко перед пассажиром. 

 ***

Черный цвет был ее самым любимым до того, как она стала видеть и уметь различать только его. Сейчас зеленый, красный, оранжевый и другие цвета каждый день были самыми любимыми, желанными и невозможными.

 ***

Разговор двух бомжей на эскалаторе в метро:

- Такое время сейчас, все в наушниках, в телефонах, даже с девушкой в метро не познакомишься

- Мне тесно сейчас стало в этом городе

- ...И вот еще говорят крах материнства, деторождения, а они им планшеты в руки и растут дебилами

- И ты меня не переубедишь

- ...А еще знаешь - рюкзаки - их же сейчас вообще никто не снимает, а получить рюкзаком больно. ​

 ***

Одноразовые пленочные фотоаппараты разбивались о гранит и вспышки расходились по набережной, пугая прохожих в ночи. Выпрыгнувшие пленки ловили на лету и, зайдясь в азарте, снова с треском «освобождали» очередную тридцатку кадров. Порой парочка этих пластмассовых мыльниц выручила бы кого угодно. 

 ***

Не снег, а мелкий колотый лед под ногами, на нем распластаться, больно-больно уперевшись ладонями в жгучие льдинки и замереть на секунду, зажмурившись - проще простого в прошлогодних раскатанных сапогах. 

 ***

Мальчик, разукрашивающий свой рисунок мелко-мелко черной ручкой в метро. В большущей куртке, с огромными ресницами и совершенным равнодушием ко всему вокруг, кроме своего блокнота. 

 ***

Как мало времени порой нужно для сближения незнакомцев - за 2 перелета люди уже здороваются, прощаются и становятся теснее друг к другу в очереди на паспортный, смотрят, не потерялся ли кто «из наших».

 ***

«Ты ждещь меня, моя Армения!» - с таким надрывом поет в пивнушке в летнем караоке житель Петербурга кавказской национальности, что поневоле, пробегая мимо, чуть-чуть задерживаешься, ища взглядом исполнителя. 

 ***

Откровенно рассказали друг другу о нынешних проблемах, которые решатся, дай Бог, года через два, а потом смеялись, вспоминая о метаниях, походах к психологу, поиску самореализации, собственного пути и пр. И вот, честное слово, смешно над самими собой «время без долгов» назад, сейчас были бы деньги и здоровье - все остальные «поиски смысла» и прочие терзания так резко потеряли прежнюю важность. 

 ***

В одной палате с женщиной, чьи интересы остаются здесь же и всё, чего она ожидает - это приход и ответы доктора. Как сужается и без того маленький мир человека, когда он становится зависим от чего/кого бы то ни было. 

 ***

Работнику копи-сервиса, немолодой мужчина: «Вот я сдохну, а сын продаст коллекцию бюстов Ленина, машину купит. Да, собираю, и давно. Клуб у нас есть, встречаемся там, общаемся по выходным по 2 часа, при ДК помещение выделили. Вот ты сейчас распечатаешь мне лысого, я к своим головастикам добавлю описание, они еще дороже будут» - самодовольно хлопнув по стойке, мужчина заулыбался. 

 ***

Таджичка-соседка, работающая дворником, читает по ночам с телефона сына статьи на разных ресурсах, а днем уверяет мужа, что искала новые рецепты.  «Я ему говорю: «Так хочу учиться!», но муж не хочет, говорит зачем тебе умной быть, детей поднимай, пироги стряпай.. Но дочь я выучу, клянусь и замуж не отдам, пока не закончит колледж!» - заверяет бабушек у подъезда и гордо катит дальше тележку с мусором. 

 ***

...и ты сидишь, пьешь сок, слушаешь кафешную музыку и наблюдаешь за соседним столиком, где сидит прекрасный человек и громко, интересно и смешно рассказывает историю. И ты сидишь и останавливаешь своё желание быстро подсесть и подключиться к их беседе, ведь так близко и понятно, то, о чем они говорят. И ты сидишь и понимаешь, как здорово было бы, если бы этот человек мог быть твоим другом. И ты сидишь. 

 ***

Заметаемая снегом женщина долго-долго стояла у афиши местного дома народного творчества и смотрела на календарь из трёх событий, а я на неё.

 ***

Мусульманин в дорогущем белом костюме, из шикарной машины прямо посреди улицы бросается на грязную пыльную землю с именем Аллаха и ни одного поворота головы в его сторону. 

 ***

Встречаются люди, что оставляют  такой след, будто рана у кончика пальца, нарыв, словно порезался  бумагой,  а потом случайно и внезапно обнаружил - когда уже болит, но уже поздно и остается только ждать, когда пройдет.

 ***

Его лучшим собеседником была запись, выведенная на большой экран. Смонтированный человек молча пил и иногда кивал с чуть заметной улыбкой. Ему было приятно завершать дни беседами с таким благодарным слушателем. 

 ***

Рыдать навзрыд от трогательности, искренности и беззаботности, с которой щеночек бросается прямо в руки -  живой щит из открытости и доверчивости. Учиться любить эту беззащитность, суетливость, настырность, безумие и мохнатость. В этой ежеминутной учёбе - столько пробелов, лени, несдержанности и эгоизма: «не мешайся», «потом поиграем», «ты такая хорошенькая, когда спишь». Безграничность любви соседствует с неосознанностью, слабостью, зацикленностью на себе, безответственностью и это страшный коктейль. Новые миры каждый день - что вне, что внутри. Родительствовать собаке - огромный путь к самосовершенствованию, который закончился слишком быстро. Спустя месяцы потом случайно натыкаться на косточки и собачьи игрушки в магазине, и так глупо стоять и реветь прямо посередине отдела. 

 ***

Притаскивает в тесную кухню все свои картины, показывая их гостям, сыпет матерными анекдотами, нищету по углам прикрывает философскими рассуждениями, все время будто говорит «Я большой, меня много, вот он я!», считает себя «гедонистом без образования», приезжает к другу в Питер, смешит его жену и неожиданно останавливается, расчехляя удочки во время рыбалки: «Погоди-ка, что это, вот это все? И меня так однажды что-то выловит?».

 ***

Как однажды попросила помочь открыть мне бутылку воды, глядя в сторону, а помощником оказался бомж. Как он смутился, как обрадовался, что пригодился.

***

Хрустальные бокалы, сервиз - полный набор, даже соусница, масленка, все новехонькое, запакованные чашечки - все со звоном забирает мусороуборочная техника. Бабка померла, дочь уехала за границу, сын умер, никому это богатство оказалось не нужным, не пригодилось. Зато все хранилось, даже охранялось с таким рвением, с такой злостью выплескивалось на внуков, если забирались в шкаф, а к обеду всегда подавался чай в жестяных, старых железных кружках - что среди своих, что гостям, ведь «жалко же, из красоты такой пить-то», коей набиты были ящики стенки бывшей заведующей универмага.

 ***

Виктор Петрович, росший с малолетства в приюте, вечно недоедающий, в 60 лет получил загранпаспорт и, сидя на скамейке в Монако, впервые за границей, всхлипывал как ребенок - «Мамочка, видела бы ты где я сейчас оказался!»... Как он вез духи настоящие из Франции больной сестре, а на досмотре таможенники их выкинули из ручной клади, как духи потом героически спасли, как он, приехав на дачу, обнаружил дотла сгоревший дом и записку от кирпичом «Я все возмещу», как он говорит о своих подопечных инвалидах, как он видит, что его не слушают, как смущается своей рваной рубахи, как он хочет всем поделиться, как он хочет - быть однажды выслушанным.

 ***

Два слова, вобравшие в себя всю беспомощность, растерянность, мольбу, весь ужас той войны. Всего два слова на памятнике в Сербии под названием «За что?»

 ***

Водитель вагона метро вышел из своей будки на крайней станции с таким видом, будто он пилот истребителя и где-то у здания аэропорта его ждут жена и дети.

 ***

Как удивительно быстро для русских всё перевоплощается в «наше», «мое» и даже «дом». «Я оставила перчатки дома, пойду вернусь» - говорит соседка по номеру в отеле.

 ***

Ощущение, что все, что я делаю - это хожу в галерею, где все это (нежность, любовь, забота, страхи, эгоизм и любая другая человечность) выставлены в разных формах и ничего не трогаю, будто у каждого экспоната есть ограждение или табличка. Так и таскаюсь туда, как поживший пенсионер, привыкший к порядку и ничего не пытающийся уже ни поменять, ни переставить, подчиняющийся чужим правилам. 

 ***

Ощущение падения сердца перед красотой, музыкой, масштабом света сквозь витражи, ощущение себя маленькой-маленькой в большом здании, музыка Чайковского, прогулки по лесу, нахождение в комнате без свидетелей, осознанное сокращение уровня своей суеты в рамках стола и стула - форм медитации много.

 ***

На светофоре пассажир соседней машины вытащил и бабахнул хлопушку, разноцветные маленькие бумажки-кружочки полетели прямо на нас, в лобовое, застревая между дворников. Маленькое волшебство на ночном светящемся предновогоднем Невском ворвалось в тишину такси.

 ***

Забирать книги из парадной, жалеть их, одиноко лежащих - целые серии, тома (Маяковский, Фадеев…) человеческих мысли-продуктов выставляются сегодня вон из квартир.

 ***

Пенсионер, живущий в 9-метровой комнате, как по расписанию приходит в городской музей в пустые залы, чтобы отдохнуть от хлама и вдоволь походить, считая шагами не раз-два-три, а до восемнадцати.

 ***

Когда у тебя есть какая-то новость, какое-то новое понимание, впечатление, когда ты несешься с этим знанием, с этим впечатлением рассказать, поделиться, когда боишься расплескать его, пока ты не рассказал, не донес до другого, пока ты вот так несешься - должно быть, это и есть самое счастливое время.

 ***

Как останавливаешься благодарить человека, несущего миски с водой для лижущих воду с асфальта местных дворняг в +38.

 ***

Стремительно и с такой искренностью человек вдруг обнимает девушку, бросившую ему мелочь за игру на гитаре в метро.

 ***

Бабушка идет мыть пол к соседке, пока та в больнице, стирает шторы инвалиду, кормит уличных кошек и детей - без хлама лишних слов, высокой философии. Так мало нужно понимать и так важно чувствовать внутри ко всем, без разбирательств: они - люди, некоторые с хвостами. В этом и залог всей моей веры в доброту, искренность и настоящесть. 

 ***

А бывает и так - вдруг неловкое воспоминание, такие стыдные вещи, когда человека встречаешь. И стоишь, улыбаешься, даже общие темы, а в голове всё тот случай, в сущности-то ерунда, но кажется, что он непременно вспомнит, а ты, чтобы не давать повода все шире и дольше о знакомых, делах, свои новости… Разговор, как слегка подушками пальцев по пыльному и сдуваешь. И бежать дальше, только бы не залиться, не закраснеть.

 ***

Видишь бабушку без обуви на  вокзале рано утром. Похоронила мужа и у кассы, купив билет, забыла куда его спрятала. Сумка почти полностью раскрыта, из поклажи – пакет с кулечками. Вокруг все чужие и девочка, что отдала ей сланцы, тоже. Через пол часа, уезжая, в окно, как она одна на платформе без пакета. До кома, до дрожи. До беспомощности.

 ***

Рассказывает, как надоело делать то, что не хочет, как не может рисовать, хотя так жаждет. Ответ на вопрос: «Почему ты не делаешь это в любое свободное время?» — «Наверное, потому что я хочу, чтобы что-то мне мешало».