КОРОТКИЕ ИСТОРИИ

УВИДЕННЫЕ

УСЛЫШАННЫЕ
ПРИДУМАННЫЕ

Увиденные

Бомж достает из мусорки смятый стаканчик, наливает туда воды и ставит в него выброшенную кем-то сорванную цветущую ветку. 

***

Сидевшая на скамейке целыми днями одинокая соседка-инвалидка с первого этажа, которую кроме бабушки никто не поздравил, вдруг поднялась сама на пятый. «Тетя Вела, спасибо, вот вам и вашей семье от меня» - и дарит именные ложечки. 

***

Чеченец на Московском вокзале, в ужасе смотрящий на бабушку на паперти: «Бабушка, вставайте, а! Я вам помогу, расскажите что случилось у вас?». Переношенное лицо бабули, сквозь зубы: «Иди отсюда, а». 

***

Два человека-плаката «Комиссионка» и «Ломбард» взявшись за руки уходили с площади в арку.

***

«СТРАДАЕТ ПОТЕРЕЙ ПАМЯТИ» - большая нагрудная нашивка у дедушки, растерянно стоявшего у магазина в ночи. 

***

Громкое внезапное: «Держимся!» от парня на Невском в дикий шквалистый ветер, выворачивающий зонты. 

***

Бабушка в метро громко пристала к мужику: «У вас такая хорошая, красивая женщина, но ей, конечно, не повезло», оглядывая его с ног до головы.

***

Плохослышащий человек со слуховым аппаратом молча смотрит на друга, радующегося новым наушникам с функцией «шумоподавления».

***

Два полковника стоят у забора в ведомство. Один по телефону кому-то: «Здравия желаю, Павел Иванович, полковник Диденко! Нас тут не пускают..».

***

«Камера невостребованного багажа» напротив молодого человека, уже час кого-то ждущего с цветами в руках в аэропорту. 

***

На тротуаре, в ожидании зеленого. Мужчина прощается по мобильному, улыбается и вслух: «Как хорошо, когда есть кому позвонить». 

***

Как однажды попросила помочь открыть мне бутылку воды, глядя в сторону, а помощником оказался бомж. Как он смутился, как обрадовался, что пригодился.

***

С красоткой девушкой на шпильках под руку по улице парень-промоутер в костюме огромного голубого слона. 

***

Мужчина с татуировкой «Разлука» работает в аэропорту на досмотре.

***

Трамвай несся по Лиговскому и укачивал контролера, что-то самозабвенно рисующего на большом листе, что скорее всего никто никогда не увидит, а там, наверное, на целую выставку уже.

***

Мужик выносит плиту на помойку, тщательно моет поверхность, вставляет конфорки, любовно обтирает, оставляет и, оглядываясь, уходит. Двое через пятнадцать минут молча оттаскивают и запихивают, разбивая духовку, в грузовик с металлоломом. 

***

Люди с книгами в метро: напротив «Нового завета» - «Белый конь апокалипсиса».

***

Пожарная машина тушит надпись «Горящие туры».

 ***

Заметаемая снегом женщина долго-долго стояла у афиши местного дома народного творчества и смотрела на календарь из трёх событий, а я на неё.

 ***

Мусульманин в дорогущем белом костюме, из шикарной машины прямо посреди улицы бросается на грязную пыльную землю с именем Аллаха и ни одного поворота головы в его сторону. 

***

Мальчик, разукрашивающий свой рисунок мелко-мелко черной ручкой в метро. В большущей куртке, с огромными ресницами и совершенным равнодушием ко всему вокруг, кроме своего блокнота. 

 ***

Как мало времени порой нужно для сближения незнакомцев - за 2 перелета люди уже здороваются, прощаются и становятся теснее друг к другу в очереди на паспортный, смотрят, не потерялся ли кто «из наших».

 ***

Работнику копи-сервиса, немолодой мужчина: «Вот я сдохну, а сын продаст коллекцию бюстов Ленина, машину купит. Да, собираю, и давно. Клуб у нас есть, встречаемся там, общаемся по выходным по 2 часа, при ДК помещение выделили. Вот ты сейчас распечатаешь мне лысого, я к своим головастикам добавлю описание, они еще дороже будут» - самодовольно хлопнув по стойке, мужчина заулыбался. 

 ***

Таджичка-соседка, работающая дворником, читает по ночам с телефона сына статьи на разных ресурсах, а днем уверяет мужа, что искала новые рецепты.  «Я ему говорю: «Так хочу учиться!», но муж не хочет, говорит зачем тебе умной быть, детей поднимай, пироги стряпай.. Но дочь я выучу, клянусь и замуж не отдам, пока не закончит колледж!» - заверяет бабушек у подъезда и гордо катит дальше тележку с мусором. 

***

Почти звезды - под возгласы: «Это надо снимать!», двое в форме сквозь предновогоднюю толпу у торгового центра уводили нарушителя-торговца, держа связки воздушных светящихся "вещдоков" над головами. 

 ***

«Тебе удалось сегодня причаститься?»

«Слава Богу да»

«Спаси Госпади»

выплывает на экране стоящей прямо передо мной женщины в маршрутке. Еще остановку внимательно читается группа вконтакте «Матушки» и аккуратно проставляются «+» в комментариях к «Молимся за раба Божьего».

 ***

Аэрофлот. Бизнес-класс. 

Папа протягивает мальчику плед, стюардесса приносит воду, сок. Ребенок недовольно: «А игрушки дадут?.. » - ждет пару секунд. «Понятно» - недовольно закатывает глаза и отворачивается с тоской к иллюминатору.

***

Смотрят помещение. На двери с мансарды маркером: «Господь вас охраняет». Показывающий коворкинг: «Да, это включено в стоимость».

 ***

Спешно фотографирует мужчину в метро с золотой улыбкой во весь рот, готовясь к выходу, он говорит, что отправит  девушке в Ростов, что доехал, что один, чтобы «нэ рэвновала».

***

Девушка-бармен с тату на пол руки: «Честность» оставляет чужое кольцо с раковины в кармане.  

 ***

«А я, вот видите, даже в журнале есть - смотрите, какая хорошая статья «Шашлык у Аршака» -- гордо демонстрирует потрепанную страницу старый человек, полжизни прожаривший мясо, навсегда пропахший свининой, смешанной со сладковатым запахом уксуса. 

 ***

Пожилая пара, со смущением и робостью, подходящая к девушке за соседним столиком в кафе -- «Простите ради Боги, но вы нам так понравились! Вы замужем? Пожалуйста, извините, но могли бы вы записать номер нашего сына, он замечательный и вы такая чудесная, он нас убьет, если узнает, что мы тут.. Вот его телефон, найдите его в контакте, он художник, знаете какой! Пожалуйста, девушка, только позвоните ему сами, мы ничего говорить не будем, но вдруг что-то сложится». 

 ***

В метро резко хлопнул шарик. Как заулыбались люди, когда поняли, что это была всего лишь чья-то игрушка. 

 ***

Видишь бабушку без обуви на  вокзале рано утром. Похоронила мужа и у кассы, купив билет, забыла куда его спрятала. Сумка почти полностью раскрыта, из поклажи – пакет с кулечками. Вокруг все чужие и девочка, что отдала ей сланцы, тоже. Через пол часа, уезжая, в окно, как она одна на платформе без пакета. 

 ***

Как останавливаешься благодарить человека, несущего миски с водой для лижущих воду с асфальта местных дворняг в +38.

 ***

Стремительно и с такой искренностью человек вдруг обнимает девушку, бросившую ему мелочь за игру на гитаре в метро.

 ***

Два слова, вобравшие в себя всю беспомощность, растерянность, мольбу, весь ужас той войны. Всего два слова на памятнике в Сербии под названием «За что?».

 ***

Водитель вагона метро выходит из своей будки на крайней станции с таким видом, будто он пилот истребителя и где-то у здания аэропорта его ждут жена и дети.

***

«Не застрявший в этом мире», «И как тебе живется с таким предательским сердцем?»  — рассказывают истории надписи на асфальте.

Услышанные

- Лучшее, что мотивирует – это женщины! Нет?

- Ну я же старообрядец, я же придерживаюсь традиционных так сказать, этих самых. Деньги, конечно.

  ***

- Знаешь, я, например, отремонтировал тот подъезд, в котором я жил. Вот и все. Это не видно никому, кроме так сказать меня, и еще пару сумасшедших. Я работал с олигархом и начал искать квартиру, потому что мотался каждую неделю туда-сюда. И получилось следующее: я захожу в квартиру, а там пипец - золотые унитазы, блять, ужас! А в подье... простите, в парадной – нассано. Я все время спрашивал: ребята, вы вложили миллионы долларов, блин, в квартиру, почему вы не потратили пятерку, чтобы, хотя бы, сссука, покрасить!Вы же каждый день поднимаетесь! А он говорит: так там же еще столько народу. Я говорю: так вы же для себя делаете, а не для кого-то еще. И вот это питерское ЧПХ. Известное всем, много раз так сказать со всех сторон оприходованное, и тэ дэ и тэ дэ и тэ пэ. Поэтому, в моем и твоем представлении плюнуть в вечность – это две разные вещи. Желающих плюнуть в вечность дохера, а людей, которые, прости господи, плюют – ни хрена, а желающих отремонтировать подъезд и убрать сортир – их нету вообще! И поэтому у меня нет конкуренции! Я счастливый!

***

- .. и чаевых там нет. У нас вообще в Николаеве нет такого понятия, как чаевые. Нигде.

***

- Ничего не происходит!

- Ну и нормально. И нормально! Понимаешь, это тоже самое, что постоянно колоться. Это какая-то зависимость от того, чтобы тебе дает какой-то кайф, который ты называешь смыслом. А прикинь – смысл в бессмысленности.

- Я не понимаю.

- А вот попробуй. Это круто.

***

- У нас, кстати, раньше ложили фуражки милицейские под заднее стекло, типа если что – это ментовская машина, не надо ее вскрывать, ее угонять.

***

- У нас один из последних клиентов – агентство «Ритуал», ну бюро ритуальных услуг. Они пздц на каких серьезных щщах. Они бигдатку считают, вообще все! Офис конечно очень клевый, с выставочными экземплярами гробов. Там чуваки прям такие, прям такие, как бы это сказать, блять, бигдатадримерс

***

«Сначала я была виновата, что я ее давила. Потом оказалось, что виновата, что недодавила!»

***

 «Я любила два раза и оба раза – не твой дед».

***

«Однажды я в костюме Снегурочки играла Баха в новогоднюю ночь на вокзале. Какие душевные на Московском бомжи, Сашка».

***

«Я отношений хочу! Временами – страстных, временами – трезвых.  А еще он серьезно относится ко мне и это серьезно меня пугает». 

***

Чувак с перегаром в Сапсане кому-то по телефону: «Ну че, живой?». 

***

«Ну короче, она по ночам гимны советского союза пела. А мы думали, что радио заработало».

 ***

Слушать и завидовать, что хоть кто-то. Подвыпившая пара бомжей между собой: 

- А с каких пор у нас все хорошо?

- А с тех самых! Я те говорю, я уже осознала все, что нужно.

***

«Все, я так больше не могу» - встает из-за кухонного стула. «Человеку, который будет готов слушать тебя всю свою биографию, нужно платить».

***

«Вы умираете от скуки со своими переписками» – 9-летний соседский мальчик мимоходом сидящим на скамейке подросткам. 

***

«Да у меня был шрам во всю голову после трепанации, а в церкви заставляли шляпу снимать. Тогда понял, что молиться надо не за себя».

***

«Альберт влюблен в Алину. А она его и знать не хочет! Ее можно понять - ему 59 и он маленький армянин, а ей 23 и она инструктор по фитнесу».

***

В музее религии: «Женщина, буддизм – это через ислам налево!»

***

«Да что ты знаешь! Вот я однажды ночью искала пилу ночью, чтобы спилить этот ебучий замок с «аллеи любви», так он меня довел».

***

«Была спортсменка, бегала, прыгала. Началось все с кровотечения и понеслась, не знала, что столько проблем бывает. Депрессия, больше полугода истекала кровью, в длинной юбке ходила, а в сапоги все лилось. Крапивы выпила столько - на всю жизнь вкус запомнила. До такого доводят врачи - труп была бы уже или инвалид, если б вовремя тогда медсестра не спохватилась. Вспомнишь это время - кошмар. Потом до свидания завод, только до этого дня терпела. Кладовщиком работала, вонища вокруг. Сейчас уже 39, а ни разу даже беременная не была».

***

Мальчик в поезде: «А что такое перестройка?», «Что такое блуждание?» и старательно записывает значения в свой блокнотик.

***

- Знаешь, какой самый популярный комментарий, а главное, конечно, неожиданный? Вот каждый раз, кто-нибудь обязательно: «А почему медный-то? Он же из бронзы, я читал». Ладно, черт с ним. Заводи пока, свободное время у них кончилось, пойду собирать. Уважаемые господа туристы!

Тушит сигарету о монумент.

***

На концерте:

- Ты снял?!

- Я смотрел.

 ***

Разговор на эскалаторе в метро:

- Такое время сейчас, все в наушниках, в телефонах, даже с девушкой в метро не познакомишься

- Мне тесно сейчас стало в этом городе

- ...И вот еще говорят крах материнства, деторождения, а они им планшеты в руки и растут дебилами

- И ты меня не переубедишь

- ...А еще знаешь - рюкзаки - их же сейчас вообще никто не снимает, а получить рюкзаком больно. ​

***

Женщина-смотрительница в метро обращается к мужчине через громкоговоритель: «Сергей, а что это вы гуляете в рабочее время?»

***

- Ты красивая.

- И чё?

***

В модном клубе:

- Такой мейк у тебя интересный, круто смотрится.

- Я не накрашена. 

***

- Как вы работаете вместе?

- Как пауки в банке. 

***

Виктор Петрович, росший с малолетства в приюте, вечно недоедающий, в 60 лет получил загранпаспорт и, сидя на скамейке в Монако, впервые за границей, всхлипывал как ребенок - «Мамочка, видела бы ты где я сейчас оказался!»... Как он вез духи настоящие из Франции больной сестре, а на досмотре таможенники их выкинули из ручной клади, как духи потом героически спасли, как он, приехав на дачу, обнаружил дотла сгоревший дом и записку от кирпичом «Я все возмещу», как он говорит о своих подопечных инвалидах, как он видит, что его не слушают, как смущается своей рваной рубахи, как он хочет всем поделиться, как он хочет - быть однажды выслушанным.

***

«Папа, они бесконечны?» – четырехлетний мальчик, глядя на вереницу женщин с пуховыми платками по вагону.

***

«- Было больно, когда вы расстались?

- Я был на сильных обезболивающих»

***

«Это знаешь, как пришел с войны, но утонул в тарелке супа»

***

«- Из всех мест, где бы ты хотел сейчас оказаться?

- На 10 лет назад»

***

- Сложно что ли подписаться?

- Смотрю тебя в оригинале.

***

«У меня настолько непрерывный экзистенциальный ужас перед жизнью, что страх сесть за руль - ты о чем вообще?»

***

«Я, наконец, понял: наболтать можно чего угодно! Главное - не забывать сохраняться»

Придуманные

«Ты вообще - баг программы» - с детства слышал от мамочки и старался быть незаметным и спрятаться, особенно, когда она опять рассказывала кому-то эту историю. Как удалился с компа диплом накануне ее защиты, ничего было не восстановить, как она пошла тогда рыдать к другу, как он ее успокоил, как родился в итоге никому не нужным. Как ей не надоело рассказывать. 

***

«Да не могу я никуда поехать, отстаньте от меня со своими морями, у меня ремонт!» - выученная фраза за 10 лет так и не случившегося ни отпуска, ни ремонта. 

***

Случайный вопрос от Сири: «Как я могу помочь? Продолжайте, я вас слушаю». И от этого «я вас слушаю», вдруг расплакался как девчонка посреди улицы. 

***

Вдруг заиграла музыкальная открытка.  Звонкое, тонкое, одноголосное «Хэппи бездей» звучало как подлейший намек на одиночество и возраст. Никем не подписанная, вылинявшие пышные розы, отпечатанная надпись «Поздравляем». Подлый всё еще работающий механизм, заводящийся, когда ему вздумается.

***

Официант безнадежно говорит: «Если что меня зовут Алексей» уткувшимся в айфоны и автоматом после работы откликается в метро на «молодой человек!»

***

И тут между смехом и бесперебойными разговорами, трепом о прошлом, вдруг в возникшей паузе она говорит, что в прошлом году потеряла маму. Рука сама тянется прикрыть рот от ужаса и неожиданности, а глаза напротив - сухие, только губы дрожат и официантка сообщает два раза не вовремя, что бронь столика подходит к концу.

***

«Я угасаю в своей огромной для меня и будто продырявленной, до холода в  пальчиках, квартире. Настолько холодно здесь и шумно вне. Даже живущая со мной муха - сдохла», но удаляешь, конечно, и мама на диване в твоем родном городе читает: «Да нормально дела, все ок, как ты?».

***

Постоянно что-то напевает, играет, ставит свои же песни в машине, показывает и пересматривает свои клипы и будто нет, ничего кроме.  

***

Ты можешь швырять в него гранатами, долбить из пулемёта, пытаться пробить железным ломом, но если ты знаешь всего одну, одну маленькую точку  (есть обязательно - технология), ты можешь разрушить это пуленепробиваемое бронированное стекло, прикоснувшись к точке иголкой.   

 ***

Третий лишний

Он забывал забрать его из гостей, однажды чуть не потерял на вокзале и до сих пор с болью и стыдом вспоминает, как возвращался наутро в бар, спрашивая, морщась: «Здесь, да?..». Он вечно мешался в супермаркете, а уж сколько всего было пролито и разбито, конечно, не без участия. Оставлять в машине или брать с собой, когда тут буквально три шага - было вечной проблемой. Он часто думал во что же он вляпался и за что ему это все.

Читал всякие форумы, наслушался советов, один раз даже сходил в церковь. Прилично накачал руки, почти преодолел страх уронить, в любую погоду нарезал круги по кварталу. Научился просить помощи и не обижаться на друзей, которые теперь, конечно, никуда не звали. Похудел и иногда чувствовал себя героем - не меньше.

Смирился, приспособился, стерпелся, сросся, почти привык и неожиданно вечером понял, что теперь (наконец?) они могут справляться сами. Прежний уровень свободы восстановлен. Ноги зажили, костыль стал лишним.

***

Заставленный балкон

Валя не стал ничего говорить маме. Папе тоже решил соврать. «В школу все равно не позвонят», но что-то свербило внутри, заставляло краснеть и злиться, когда вдруг опять вспоминал. Первое время прибегал домой и снова начинал искать - под шкафами, кроватью, даже холодильник однажды почти отодвинул. Решил, что, наверное, где-то в подъезде и можно забить.

Весной, убираясь на заставленном балконе, мама вдруг как-то странно позвала его: «Валька..». Черепаха была еще жива и барахталась в маминых руках. Он убежал, бросился на кровать и заревел, как маленький. Мама присела с краю и долго держала одну руку у него на спине.

 ***

Из пены морской
Час, как проснулась, до сих пор не позавтракала. 22 открытых вкладки и пятьдесят вариантов. «Надо, наверное, выбрать самый добрый. О, еще один - Новой Эры. Мда, тут тоже все как-то грустно: «Вы не в состоянии помочь себе рассмотреть суть своего пути». Короче, вернусь к Фрейду, он, в отличие от Миллера хоть обнадеживает. И пора вставать уже».
Сонник Миллера: «Выйти из пены морской во сне — символизирует нежность отношений, романтическую влюбленность, которая скоро вас посетит и привнесет в вашу жизнь море неизведанных ранее эмоций».

 ***

Фасад

Он бежал из последних сил, почти взвизгивая от страха. Сердце колотилось, заглушая любые звуки. Очутившись в центре двора, он чуть не задохнулся, не веря - бежать больше было некуда. Трое из пяти были уже совсем близко.

Экскурсионная группа с другой стороны здания, слушая гида, всё фотографировала фасад. 

 ***

Второе дыхание

Не открывая глаз, она прислушивалась. Гул машин за окном, скрипящие полы соседей сверху, лифт на лестничной клетке - все привычное, казалось, стихло. Боясь шевельнуться, ловила мгновение, пытаясь дышать в унисон. Сегодня он впервые остался у нее. 

 ***

Годовой запас счастья
Он бунтовал, привлекал внимание, выплескивал недовольство, сердился, беспрестанно подавал сигналы и почти отчаялся. Неделю назад все изменилось. Спокойный и радостный, он приветствовал О, Е, Н, В6, РР, А и С. Годовой запас счастья восстановлен. Спасибо, хозяин. 

***

Бывший когда-то самым модным и дорогим на районе, дом за углом с трещиной посередине и пустующей будкой охраника перед воротами, впускает сегодня греться прогульщиков и слушает музыку лифта по ночам. 

***

Первый раз
Таня металась между зданиями. Мама, как всегда, не слышала телефон, интернета, назло ситуации, не было. Проспект Металлистов оказался огромным лабиринтом из многоэтажек. Прохожие ранним утром были серыми и злыми, подходить спрашивать дорогу она побоялась и растерянно стояла на остановке. «Блин, ну я как всегда. Надо успеть до 12, пойду искать так, чего теперь» - подумала Таня.
Дойдя до конца строения 3/5, решила заглянуть во двор.  Поеживаясь от мороза, зашла в неприметную дверь и сразу поняла, что вот оно, счастье - очередь из пятнадцати человек подсказала, что она на верном пути. "- Кто последний?" - робкий вопрос. Десять минут ожидания и можно возвращаться.
Паспорт вручили буднично и торопливо. Выйдя на улицу, она все еще держала его в руках и несла довольно и гордо, свой законный, свой первый серьезный документ. 

***

Продавцы уже начинали прятаться, когда видели, что он входит в дверь. Пятый возврат за неделю.

***

Проверив смску, пересчитал деньги под светом фонаря перед встречей. Сверившись с суммой усмехнулся, глядя купюры. «С тебя пять хабаровских». Торопливо набрал в ответ: «При мне, я на месте».  

 ***

Последняя ночь на съемной квартире. Минутка слабости: погасили свет и включили подаренный когда-то светящийся шар, смотрели на проекции этих сердечек и звездочек. «Вот можно было бы так спроецировать и посмотреть все, что было в этих стенах!». Сложили все, успокоились. Особое умение слать себя на хуй и спокойно собирать вещи, запаковывать коробки, снимать все со стен, закрывать дверь , чтобы не возвращаться. Более двух десятков съемных квартир научили не привязываться. Забытая посуда, открытки, наклейки навсегда остаются в чужих жилищах. Новый переезд, новая комната, соседи, новое «надо» в налаживании всего этого и обустройство чужого во временное свое. По пути в новый дом недоверчиво осматривать окрестности, чтобы знать куда потом будет больно возвращаться. 

***

Бросив ключи на комод, села на стул в прихожей и расплакалась. Надо было дособрать вещи и уходить. В голове все вертелась эта дурацкая фраза, поиграли, называется... «Давай придумаем, из-за чего мы могли бы поссориться?».

***

Вторую ночь слушала кашель бездомного за стенкой от кровати. Укутанного в зеленый плед и спящего на лестничной клетке, завтра утром она снова обязательно заденет его, открывая дверь.       

***

Отписался ото всех СМИ, блогов, каналов, заблокировал новостные ленты, друзья велел заткнуться и отстать. Заказал пиццу. Звонок в дверь. Чуть не взвыл и начал дробить стену. В домофоне говорят о каких-то похищениях. 

 ***

Девичья группка как раз оттачивала движения - ноги на стул, медленно сползти, в такт музыке наклониться, «Вперед, раз-два, еще раз! Теперь без счёта!», когда толстушка вошла в танцевальный зал. В пестром сарафане, на ходу затягивая в «конский хвост» жидкие волосы, громкая хлюпая пляжными шлёпанцами по паркету, она неожиданно присоединилась к занятию. Резко выброшенный ею на середину комнаты стул, скинутая обувь, мгновенное копирование всего, что мы репетировали час. Она сразу заняла собой все пространство. Ни огромный живот, ни соседство с тонюсенькими «одногруппницами», ни опоздание  не мешали ей наслаждаться в этот момент музыкой, самозабвенно любить себя в танце и открывать стрип-пластику так, как я, по крайней мере, еще никогда не видела.                               

 ***

Без остановки, кааждый день. С машинами: «Проезжай уже давай!», пододеяльником, турникетом в метро, каждым встреченным коллегой, находя бумаги, заходя в банк или баню . Даже сны его были полны болтовни. 

 ***

Он вешался три раза. На третий никто не обратил внимание. Когда его не стало, все почему-то вспомнили ту притчу.

 ***

Странный, лохматый, прячущийся в пятиутреннюю встречу за сигаретами и чужими фразами. Он о себе: «лишний». Собирает стихи, фразы, записи умершей жены, воплощая их в виртуальный журнал и создавая будто ее двойника в нереальном пространстве.               

 ***

Старая собака растерянно стоит у арки, не видя слепыми глазами, что ее хозяин курит за углом. Пометавшись с полминуты, смирно садится и ждет, подрагивая от каждого движения калитки, бросается навстречу прямо в проем и зовет его, заболтавшегося с кем-то по телефону с таким отчаянным воем и безнадежностью, что даже калитка сочувственно подтолкнула в плечо недотепу. Он, опомнившись, быстро пристегивает поводок и мчится домой, надеясь успеть с девушкой в кино и не замечает обезумевшей от радости собачонки, переваливающейся на коротких лапках вдогонку. В ее растолстевшем к старости теле будто вновь ожила былая прыть, стараясь уткнуться в ноги спасителю, пес благодарно и старательно перепрыгивал одну ступеньку за другой, тяжело дыша, пытаясь поспеть за хозяином, чтобы больше никогда не терять его из вида. Ключ в замок, пакетик корма, воды, так, не забыть телефон, кошелек, «Ну, до вечера, подруга! А ты сегодня молодец, резво прогулялась!». Не успев отдышаться, собака бредет к миске с водой, а когда оборачивается - в прихожей уже никого нет. Корм до самого вечера так и остается нетронутым. 

 ***

Он ни разу не виделся с  соседкой напротив, но они все время устраивали что-то наподобие соревнования - чей коврик красивее, ящик - новее, вычурнее номерок на двери.

***

Никогда до сих пор не ставила вопрос веры ребром, выросла в секте, в ней же вышла замуж, но вот вдруг опять в голове появился вопрос, который несмело задал соседний мальчик тогда, в детстве, ей на проповеди: а вдруг все это - чушь собачья?

***

Все вечно взвешивал, сам почти никогда не принимал решений с тех пор, как уговорил ее сделать аборт.

***

«Я не могу зарезать друга». Он вылавливал их и запускал в ванную, давал имена. Сазан по имени Федор плавал два дня, он с ним разговаривал и не мог потом ни выпустить, ни съесть. 

***

«Вы чувствуете - какой это прогон, своя квартира, целых 30 квадратных метров, зато своя! Да? Очередные скидки на сосиски, да это же сенсация! Берите кредиты, ставки ниже! На каждом шагу вас ослепляют, люди! Посмотрите на мир другими глазами!» -  вслух будто бы сам себе человек с одиночным пикетом напротив магазина, держа в руках плакаты: «Хватит потреблять!», «Жизнь - не супермаркет!». 

 ***

«Не могу тут больше» - неожиданный шепот по рации. Водителю такси стало неловко перед пассажиром. 

 ***

Черный цвет был ее самым любимым до того, как она стала видеть и уметь различать только его. Сейчас зеленый, красный, оранжевый и другие цвета каждый день были самыми любимыми, желанными и невозможными.

 ***

Одноразовые пленочные фотоаппараты разбивались о гранит и вспышки расходились по набережной, пугая прохожих в ночи. Выпрыгнувшие пленки ловили на лету и, зайдясь в азарте, снова с треском «освобождали» очередную тридцатку кадров. Порой парочка этих пластмассовых мыльниц выручила бы кого угодно.  

 ***

Его лучшим собеседником была запись, выведенная на большой экран. Смонтированный человек молча пил и иногда кивал с чуть заметной улыбкой. Ему было приятно завершать дни беседами с таким благодарным слушателем. 

 ***

Притаскивает в тесную кухню все свои картины, показывая их гостям, сыпет матерными анекдотами, нищету по углам прикрывает философскими рассуждениями, все время будто говорит «Я большой, меня много, вот он я!», считает себя «гедонистом без образования», приезжает к другу в Питер, смешит его жену и неожиданно останавливается, расчехляя удочки во время рыбалки: «Погоди-ка, что это, вот это все? И меня так однажды что-то выловит?».

***

Хрустальные бокалы, сервиз - полный набор, даже соусница, масленка, все новехонькое, запакованные чашечки - все со звоном забирает мусороуборочная техника. Бабка померла, дочь уехала за границу, сын умер, никому это богатство оказалось не нужным, не пригодилось. Зато все хранилось, даже охранялось с таким рвением, с такой злостью выплескивалось на внуков, если забирались в шкаф, а к обеду всегда подавался чай в жестяных, старых железных кружках - что среди своих, что гостям, ведь «жалко же, из красоты такой пить-то», коей набиты были ящики стенки бывшей заведующей универмага.

 ***

Пенсионер, живущий в 9-метровой комнате, как по расписанию приходит в городской музей в пустые залы, чтобы отдохнуть от хлама и вдоволь походить, считая шагами не раз-два-три, а до восемнадцати.

 ***

Рассказывает, как надоело делать то, что не хочет, как не может рисовать, хотя так жаждет. Ответ на вопрос: «Почему ты не делаешь это в любое свободное время?» — «Наверное, потому что я хочу, чтобы что-то мне мешало». 

91BAfH-wK48